Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 15 (2151) 24 апреля 1998 г.

ИРКУТСКОМУ ОТДЕЛУ
РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ -- 30 ЛЕТ

30 лет назад, в феврале 1968 г., по инициативе акад. А.Аганбегяна в Иркутске было создано подразделение ИЭиОПП СО АН -- Отдел региональной экономики и размещения производительных сил Восточной Сибири.

Отдел возглавляли такие известные личности как проф. В.Кротов, затем к.э.н. Г.Фильшин, который в конце 80-х годов был избран секретарем планово-бюджетной комиссии Верховного Совета СССР, а впоследствии назначен вице-премьером Правительства РСФСР.

Наш кор. Галина КИСЕЛЕВА встретилась с главным научным сотрудником ИЭиОПП СО РАН, д.э.н. Александром СУХОДОЛОВЫМ и попросила его подробно рассказать об истории Иркутского отдела и проводимых в нем исследованиях.

-- Александр Петрович, Вы работали в Отделе региональной экономики и размещения производительных сил Восточной Сибири с 1987 г. Расскажите, для решения каких проблем он был создан? Чем занимались его сотрудники?

-- Иркутский отдел был создан в период широкомасштабного индустриального освоения Восточной Сибири. Он стал одним из крупных в ИЭиОПП и на правах самостоятельного подразделения вошел в состав Восточно-Сибирского филиала СО АН. В нем работало около полусотни сотрудников. Они выполняли широкий круг исследований по научной тематике института, оказывали высококвалифицированную помощь региональным органам власти в проведении предплановых разработок и в экспертизе крупномасштабных региональных программ.

Достаточно сказать, что сотрудники отдела участвовали в научном обосновании направлений развития Восточно-Сибирского экономического района по всем пятилетним планам. Отдел являлся головным при разработке генеральных схем размещения производительных сил региона, объединяя усилия многих научных коллективов. Помимо прикладных разработок проводились фундаментальные исследования в сфере экономико-математического моделирования, теории регионального воспроизводственного процесса, методологии регионального планирования. Совместно с ИЭиОПП разрабатывались подходы долгосрочного социально-экономического и научно-технического прогнозирования применительно к региональным условиям.

-- Могли бы вы назвать наиболее значимые научные разработки тех лет, имевшие важное прикладное значение?

-- Трудно выделить что-то особо значимое. Каждая работа по-своему интересна. Все исследования выполнялись на высоком профессиональном уровне и были востребованы. Научные результаты получали высокую оценку и были известны далеко за пределами региона, служили основой для разработки долгосрочных комплексных планов социально-экономического развития некоторых сибирских областей, краев и автономных республик.

Многие разработки тех лет не утратили актуальность и сегодня. По ряду направлений научные исследования успешно продолжаются, в том числе совместно с ИЭиОПП и другими научными коллективами СО РАН. Среди наиболее интересных я бы отметил исследование перспектив освоения Ангаро-Енисейского региона (территория Красноярского края, Иркутской области и Тувы). Особо можно выделить научные разработки по комплексному освоению зоны БАМа, северных территорий Иркутской области и Забайкалья. Программу социально-экономического развития Монголии.

В конце 80-х коллектив ИЭиОПП был головной организацией при разработке Комплексной программы научно-технического прогресса Западно-Сибирского и Восточно-Сибирского экономических районов на 1991-2010 гг. Данная работа была отмечена Президиумом СО АН, одобрена Госпланом и Правительством СССР. Предусматривалась широкомасштабная технологическая модернизация базовых отраслей сибирской промышленности (на основе отечественных научно-технических достижений), открывалась перспектива для развития отечественного машиностроения.

Очень интересной была работа над Концепцией освоения природных ресурсов севера СССР, реализация которой намечалась в 1991-2010 гг. Концепция предполагала комплексное освоение богатейших ресурсов северных территорий, определяла наиболее приоритетные направления и обосновывала этапность вовлечения в хозяйственный оборот конкретных территорий и месторождений полезных ископаемых.

Среди важных работ тех лет можно выделить Концепцию развития производительных сил Байкальского региона и ТерКСОП бассейна оз.Байкал. В подготовке этих документов были задействованы ведущие научные силы Сибирского отделения АН. С этого времени в отделе начались серьезные исследования по эколого-экономической проблематике. В конце 80-х годов мне и ученому секретарю Научного совета по проблемам Байкала СО АН к.г-м.н. Н.Мешковой приходилось участвовать в обсуждении данных работ в Правительстве РСФСР. Уже в то время в эти документы закладывались идеи акад. В.Коптюга об устойчивом развитии. Впоследствии эти идеи получили признание на ряде международных конференций, в том числе проводимых под эгидой СО РАН и НАТО. Некоторые основополагающие принципы нашли воплощение при разработке проекта Закона о Байкале и при подготовке других важных документов, направленных на социально-экономическое развитие Байкальского региона.

Перечень можно продолжить. К сожалению, часть программ, разрабатываемых как общесоюзные, так и не реализована. Но предложенные в них ориентиры сохраняют свою значимость для Сибири.

-- Работы, действительно, впечатляют. Но возникает вопрос, как получилось, что при высоком уровне экономических исследований Сибирь и страна в целом оказались в кризисе? Почему программы не учитывали рыночных преобразований и возможного обвала производства? Не потому ли, что экономическая наука выполняла роль этакой идеологической служанки, обосновывая для властей нужные им решения?

-- Экономическая наука помогала власти в выборе эффективных направлений социально-экономического развития и была зависима от нее. Поэтому разработки велись только в рамках определенного политического курса. Даже такие безобидные предложения, как использование рыночных элементов отвергались. Я уже не говорю о такой крамоле, как смена политического строя, тем более распад СССР... Такие возможности в те годы официально не рассматривать. Все программы развития строились из расчета поступательного экономического роста единой страны.

Но это не означает, что наука не видела альтернатив и оказалась беспомощной при радикальной смене курса. Атрибуты рыночной экономики не были чем-то новым для экономико-математического направления экономических исследований, по крайней мере в теоретическом плане.

Например, в прогнозных докладах нашего института давалась альтернативная оценка складывающихся темпов и пропорций экономического развития СССР, причем задолго до "перестройки". Предлагались меры по корректировке экономической стратегии. Обосновывалась необходимость перераспределения ресурсов и крупных структурных сдвигов в народнохозяйственном комплексе. Оценивалась возможность и этапность использования элементов рыночной экономики. За несколько лет до распада СССР ученые предупреждали политиков об опасности разрыва межотраслевых и межрегиональных хозяйственных связей. Модельный аппарат позволял спрогнозировать социальные последствия и количественно оценить возможные экономические потери.

Поэтому я не согласен, что экономическая наука не видела альтернатив, не предупреждала власть и оказалась не готовой к смене курса. Другое дело, что власть не всегда желала видеть истинную картину, не всегда была готова к комплексным решениям.

-- В этой связи, хотелось бы знать, как сейчас складываются отношения у отдела с региональными администрациями и с руководителями крупных промышленных предприятий?

-- Был период, когда у власти оказались непрофессионалы. Провозгласив рынок, они надеялись, что он сам все расставит на свои места. Этот период характеризовался "простыми" решениями, породившими массу проблем в базовых отраслях промышленности. К счастью, этот период завершается. Вновь возникает потребность в комплексных обоснованных решениях, в научном обеспечении разработки долгосрочных программ развития.

Приведу лишь один пример: приватизация крупнейшего в стране Усть-Илимского лесопромышленного комплекса. В свое время, вопреки нашим рекомендациям, это градообразующее предприятие с единым технологическим потоком было раздроблено на десятки самостоятельных акционерных обществ. Потребовался затяжной кризис, чтобы мэрия Усть-Илимска и областная администрация признали ошибку. Сейчас возникла необходимость квалифицированно исправить ситуацию. Без помощи специалистов здесь не обойтись.

Сегодня приходит осознание, что "простые" решения не всегда эффективны, а для создания условий экономического роста требуются серьезные научные проработки, учитывающие весь комплекс проблем. И в этом смысле у науки появляется основа для взаимодействия с властью.

Так, по просьбе Иркутской областной администрации была разработана программа перехода экономики Приангарья на принципы самофинансирования. Подготовлено научно-экономическое обоснование идеи предоставления области статуса полноправного субъекта федерации. Выполнен экономический анализ состояния лесопромышленного комплекса и показаны направления его наиболее эффективного развития. Данная работа вызвала интерес у департамента по лесной промышленности и у Союза лесопромышленников Иркутской области. Нам предложено продолжить исследования по данной теме и оценить наиболее эффективные направления инвестиционной деятельности в этой базовой для региона отрасли.

В конце прошлого года для нового губернатора была подготовлена Концепция социально-экономического развития Иркутской области. А в начале февраля текущего года председатель ИрНЦ акад. Г.Жеребцов, проректор по науке Иркутской государственной экономической академии проф.В.Самаруха и я, встречались с заместителем администрации Иркутской области по экономическим вопросам Ю.Березутским, с которым мы согласовывали направления научных исследований по разработке Программы социально-экономического развития области и Схемы размещения производительных сил на период до 2001 г.

Как видите, взаимодействие с региональной администрацией начинает строиться на конструктивной основе. Экономическая наука преодолела кризис и должна активнее включаться в формирование идеологии социально-экономического возрождения России и ее отдельных регионов.

-- Александр Петрович, хотелось бы услышать о новых научных направлениях в отделе.

-- Сравнительно новое для нас направление -- развитие внешнеэкономической деятельности и оценка экспортного потенциала Восточной Сибири. Исследования здесь начались в 90-х годах. Налажено взаимодействие с некоторыми субъектами Восточно-Сибирского экономического района, с региональным таможенным комитетом и представителем Президента по Иркутской области, для которого мы готовили ряд аналитических записок.

Несколько лет назад по инициативе директора ИЭиОПП акад. В.Кулешова и при поддержке председателя СО РАН академика В.Коптюга в Иркутске организована Лаборатория эколого-экономических проблем Байкальского региона, сотрудники которой проводят фундаментальные исследования и выполняют прикладные разработки. Например, по заданию администрации Иркутской области дана оценка возможных вариантов решения проблемы Байкальского ЦБК, с учетом перспектив градообразующей специализации г.Байкальска. Сотрудники лаборатории участвовали в разработке проекта Закона о Байкале и в экспертизе некоторых проектов. По данной проблематике отдел взаимодействует с Лимнологическим институтом СО РАН.

В последнее время возникло и расширяется еще одно новое для нас направление исследований, связанное с научным сопровождением интересов растущего национального капитала.

Помимо прикладных работ проводятся фундаментальные исследования. Разрабатываются концептуальные положения развития экономики региона в новых экономических условиях. Отрабатываются экономико-математические методы и модели, позволяющие спрогнозировать те или иные состояния региональной экономики в зависимости от принимаемых решений. На примере территории водосборного бассейна Байкала ведется поиск новой методологии согласования эколого-экономических интересов при размещении производительных сил в регионах с особым режимом природопользования. Результаты научных работ находят отражение в монографиях и научных статьях, публикуемых в различных изданиях.

Как видите, научное лицо отдела определяется комплексными научно-экономическими исследованиями. Это позволяет сотрудничать с другими научно-экономическими коллективами региона, такими как Иркутская государственная экономическая академия, отделы экономического прогнозирования отраслевых институтов, комитеты и главные экономические управления региональных администраций.

-- В заключение, несколько слов о перспективах.

-- Иркутский отдел ИЭиОПП СО РАН является единственным академическим подразделением экономического профиля в Восточной Сибири. Новые условия ставят перед ним новые задачи. Требуется иная квалификация сотрудников и иное отношение к работе. Особенно сейчас, когда исследования ведутся в более жестких условиях и требуют более зримых результатов.

Назревает необходимость структурной перестройки и кадрового обновления. Необходимо повысить уровень исследований, сосредоточить усилия на приоритетных направлениях. Немаловажное значение имеет готовность к новым формам финансирования и взаимодействия с потенциальными потребителями нашей продукции. В то же время важно сохранить научные традиции, не оторваться от мощной научно-методической базы института.

Время показало, что экономическая наука нужна Сибири. У Института экономики и организации промышленного производства СО РАН есть перспективы. Сама жизнь сегодня заставляет усиливать такие его подразделения, как Иркутский отдел. Тем более, что это научное подразделение будет способствовать развитию такого важного региона России, как Восточно-Сибирский экономический район.

г.Иркутск.

Фото Владимира Новикова.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?14+177+1