Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 15 (2151) 24 апреля 1998 г.

ШЛЮЗ

Старожилы утверждают, что исторический фарватер Оби находится в непосредственной близости к шлюзу: эти предположения подтверждаются фактами. Когда рылся котлован под это гидростроение -- находилось немало остатков глубокой древности, подтверждавших, что они могли быть у берега реки... Те же кости мамонта, черепа животных, обтесанные водой камни...

В. Гребенник, "Академстроевец", август 1993 г.

Все эти предметы, представлявшие археологическую ценность, сносились в кабинет начальника правобережного строительного управления. Потом были переданы археологам.

Подобные шлюзу гидротехнические сооружения необходимо покоить на коренных породах. В случае со шлюзом Новосибирской ГЭС все идеально совпало: он "сел" на мергелистый скалистый грунт на глубине 30--35 метров.

Весьма удачным получился и выход в Обское море. Специалисты гидростроения подтверждают: другого места для шлюза подобрать просто нельзя.

Строительство проходного канала -- шлюза началось в 1952 году. Предполагали канал выработать в отвал шагающим экскаватором. Однако дело скоро не пошло: просчеты допустили проектировщики. Дело в том, что грунт, предназначенный для выработки, оказался сильно насыщенным грунтовыми водами. И был, в основном, песчаный. Выработка то и дело вновь заполнялась водно-песчаной смесью.

Пришлось эту проблему весьма обстоятельно обсудить. В результате было принято решение: вокруг гидроузла вырыть пять глубинных водопонижающих скважин, откуда с помощью насосных станций откачивать воду. Решение оправдало себя.

На всем же протяжении канала -- до впадения в Ельцовке в Обь -- работали пять шагающих экскаваторов, было много другой техники -- до 20 скреперов, больше десятка бульдозеров.

Особенно много грунта было выбрано в месте расположения шлюза -- там была возвышенность. А сколько же кубов земли передвинули строители? Точной цифры никто из бывших строителей мне назвать не смог: такого счета не вели. Миллионы. И весь ответ.

Задача стояла достаточно сложная: в 1957 году открыть движение судов через шлюз. К навигации. Напомним, что в 1956 году состоялось перекрытие Оби, и движение в верховье реки было приостановлено.

В то время здесь, на шлюзе, трудилось более тысячи человек. Временами численность работающих увеличивалась, в том числе и за счет заключенных. Для возведения шлюза была создана целая строительная структура: мастерские, арматурный цех, завод ЖБИ, котельная, растворный узел. Силосные банки для цемента и до сих пор возвышаются на территории сегодняшнего ЗЖБИ-1.

Основание шлюза бетонировалось блоками до 500 куб. м и 3 метра толщиной. Причем, каждая такая подушка должна была укладываться не более суток. И при этом должна была обогреваться снизу и сверху. Для этого сооружались целые конструкции, которые удерживали тепло. Бетон в них подавался через люк.

Совершенно очевидно, что такая сверхважная кампания должна была сопровождаться высокой организацией и слаженностью всех служб, обеспечивающих бетонирование. Фактов срывов процесса бетонирования, браков или чего-то другого, не позволившего выполнить намеченный план работ в срок, -- не припоминают. Отношение людей к работе, порученному участку, как это не покажется сейчас, было на высочайшем уровне.

Кстати. Анатолий Емельянович Московченко приехал на строительство шлюза, куда он был назначен начальником правобережного строительного управления, со среднеазиатской стройки -- Чирчикской ГЭС, уже достаточно опытным гидростроителем. Прошел хорошую школу у хороших учителей: интеллигенции старой закалки. И это дало ему основание со всей полнотой судить и сравнивать людей этих двух строек. И вот его мнение.

-- На шлюзе, в основном, работали вольнонаемные. Люди прибывали на строительство ежедневно. Вечером я лично с ними знакомился: хотел знать, что за люди приходили на стройки. Сначала вновь поступивших определяли на работу не по прямому назначению (хотя как посмотреть) а строить для себя жилье. Ибо за каждым из них стояли семьи и надо было их определять по-настоящему.

С людьми работалось легко. Люди хотели работать и зарабатывать. Материально положение работающих, было видно, росло. Если в начале строительства основной "выходной" одеждой была новая телогрейка, валенки, то чем дальше, тем больше появлялось людей в "новой униформе" -- серое пальто с серым каракулевым воротником. И к концу строительства редко кто в телогрейке позволял себе прийти на то же собрание.

Текучести кадров практически не было: без уважительных причин люди со стройки не уходили.

Хочется им всем низко поклониться, -- заключил нашу беседу А.Е.Московченко.

В 1957 году, к началу навигации, как и планировалось, первые суда пошли вверх и вниз по Оби. Шлюз заработал. Комплекс Новосибирской гидроэлектростанции заработал полностью.

стр. 

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?18+177+1