Печатная версия
Архив / Поиск

Archives
Archives
Archiv

О газете
Редакция
и контакты

Подписка на «НВС»
Прайс-лист
на объявления и рекламу

К 50-летию СО РАН
Фотогалерея
Приложения
Научные СМИ
Портал СО РАН

© «Наука в Сибири», 2018

Сайт разработан и поддерживается
Институтом вычислительных
технологий СО РАН

При перепечатке материалов
или использованиии
опубликованной
в «НВС» информации
ссылка на газету обязательна

Наука в Сибири Выходит с 4 июля 1961 г.
On-line версия: www.sbras.info | Новости
 
в оглавлениеN 5 (2590) 1 февраля 2007 г.

ПОЧЕМУ АКАДЕМГОРОДОК
ДО СИХ ПОР НЕ НАУКОГРАД?

Академик В. Накоряков

Иллюстрация

В газете «Поиск» (№ 50, 2006) опубликованы фрагменты дискуссии о стратегии развития Новосибирского научного центра за счет создания на территории Академгородка мощного технопарка и бизнеспарка. Дело представляется таким образом, что единственный путь эволюции Городка — это технопарк. Моя точка зрения заключается в том, что следующий этап развития Академгородка — это развитие университета и превращение Академгородка в наукоград.

Государственная Дума приняла закон о науке, в котором определена основная миссия Академии наук — фундаментальная наука. Дума приняла абсолютно правильное решение, если учесть, что до 1967 года академическая наука не работала по хоздоговорам и контрактам, и исключение делалось для работы в пользу оборонных отраслей. В 1967 году Академии наук Белоруссии было разрешено работать по хоздоговорам, а потом это перекинулось на всю Академию наук.

Уже сейчас возникают затруднения с созданием системы управления технопарком, и, наверняка, новые схемы управления будут реализовываться через организацию научного бизнеса при академических институтах. Эти схемы сложные, в любом варианте имеется громадный риск потери контроля над технопарком.

Идея наукограда возникала уже давно при организации Сибирского отделения, и это отражено неофициально в понятном всему научному миру названии «Академгородок».

Академгородок является таким же символом российской науки, как Оксфорд или Кембридж в Англии, Принстонский, Гарвардский, Стэнфордский университеты в США, Цукуба в Японии.

Потом в нашей стране возникло несколько наукоградов, а Академгородок остался существовать в первозданном состоянии как часть района города с весьма нечетким разделением функций между районной администрацией, мэрией Новосибирска и Сибирским отделением РАН. Отделение стихийно, без обсуждения, рассталось с одной частью собственности, такой, как магазины, некоторые склады, базы, но сохранило или пытается сохранить за собой другую часть, что создает преграды на пути развития Городка, сложности во взаимоотношениях с мэрией, областной и районной администрациями. Жителям Академгородка неясно, на чьей земле они живут.

Сейчас только неглубокие люди могут утверждать, что страна может лидировать в постиндустриальном обществе без отечественной фундаментальной науки.

Фундаментальная наука — основная движущая сила экономического развития постиндустриального общества, подобно тому, как производство являлось основной движущей силой индустриального общества. К сожалению, этого не понимают многие члены правительства, губернаторы, депутаты и ведущие бизнесмены. Часто можно услышать: наука — мировое достояние, не вкладывая свои усилия, всегда можно пользоваться ее результатами.

На самом деле, это абсурд. Только в стране, развивающей свою фундаментальную науку, можно быстро развивать новые технологии, следующие из открытий в этой фундаментальной науке, и быть лидерами.

Мы быстро включились в программы создания атомной и водородной бомбы, ракетной и космической техники только потому, что имели мощные научные школы в математике, физике, химии. У нас были К. Э. Циолковский, Ю. Б. Харитон, А. Д. Сахаров, И. В. Курчатов, Б. В. Раушенбах, С. П. Королев и множество других выдающихся ученых мирового класса.

Без своей фундаментальной науки мы никогда не предложим миру новые продукты, новые технологии, принципиально отличающиеся от существующих сейчас, и останемся на уровне страны второго разряда, может быть, и богатой.

Внимание к фундаментальной науке должно быть усилено. Следует вспомнить шестидесятые годы, когда это было осознано и создан Академгородок. К сожалению, он не был оформлен в виде муниципального образования, и при переходе к рыночной экономике это сильно мешает.

Когда-то А. И. Герцен написал замечательную статью о дилетантизме в науке. Он говорил в основном о дилетантизме в философии. К сожалению, дилетантизм во всех сферах нашей жизни достиг сейчас чудовищных размеров. По первому каналу каждое утро можно услышать рассуждения «великого целителя» Геннадия Малахова, который лечит зрение подбором цвета одежды, печень — сыроедением и т.п. И дает массу указаний и советов по лечению всех болезней, от психических до онкологических. Медициной в стране руководит инженер, что привело к известному скандалу в этой сфере.

Дилетантизм проявляется и при управлении целыми конкретными отраслями промышленности. Когда в руководство энергетикой пришли политики и экономисты, нетрудно было предвидеть последствия. Здесь ошибки, непрофессионализм уже приводят к тяжелым для страны последствиям.

Я имею опыт работы с «Хьюлетт-Паккард», «Дженерал Моторс», «Айр Продакс». В руководстве на уровне президентов, вице-президентов стоят только профессионалы с лучшим инженерным образованием и опытом работы на производстве, в лабораториях и в конкретном бизнесе. Экономическое образование, бизнес-образование обязательно как второе образование.

В Академии наук до 1970-х годов ученые занимались наукой, привлекаемые управленцы — управлением имуществом. В Академгородке хозяйство СО РАН было сложным и огромным. Оно включало в себя здания институтов, жилье, зеленые посадки, медицинские учреждения, магазины, материальное снабжение. Заместитель  М. А. Лаврентьева — Л. Г. Лавров, которого М. А. Лаврентьев уговорил перейти с поста председателя райисполкома, абсолютно справлялся со всеми обязанностями. М. А. Лаврентьев и Л.Г. Лавров обладали обостренным чувством хозяина. За одну срубленную елочку могли выселить хулигана из Академгородка, а дырка на асфальте вызывала немедленную реакцию. Михаил Алексеевич определял стратегию развития и контролировал вместе с руководством Сибакадемстроя, Университета развитие жизни в Академгородке. К сожалению, у последующих руководителей СО РАН это чувство хозяина проявлялось менее отчетливо. Снижение авторитета науки в стране, отсутствие единого профессионального руководства Городком и привело к его запустению; многие инженерные сооружения и коммуникации на грани полного износа, у жилья недоремонт, асфальт в ямах, деревья заражены грибком. Лихорадочный процесс частичного обновления к юбилею не изменит радикально ситуацию.

Боюсь, что появление технопарка и бизнеспарка в центре Городка обострит ситуацию, а не облегчит ее. Пора отказаться от амбиций руководства и контроля над землей, лесом, другой своей собственностью и сосредоточиться на науке.

Уверен, что главная задача СО РАН — не строительство бизнеспарка и технопарка, не претензии на существенное влияние на развитие технологий в стране, а производство новых знаний и воспитание людей для науки. Если мы забудем о главном своем предначертании, мы окажем очень плохую услугу своей стране.

Наш дилетантизм проявляется, например, и в том, что академические институты начинают строить жилье. Первый опыт строительства принадлежал Институту автоматики и электрометрии. Если кто и выиграл в этом строительстве, то сотрудники института, люди, которые это организовывали. Сроки строительства были продлены в два раза, цены увеличились более чем в два раза. Квартиры, получаемые сотрудниками Института автоматики и электрометрии, по качеству были лучше, чем квартиры остальных сотрудников СО РАН, обосновавшихся в них. Опыт самостроя вдохновил Институт ядерной физики, некоторые другие институты, и начался массовый поход в этом направлении. Никогда не соглашусь с тем, что строительство жилья является естественным для академического института.

Возможен и другой стратегический подход: предложить на правительственном уровне рассмотреть вопрос о преобразовании верхней зоны Академгородка в муниципальное образование. Далее условно назову этот наукоград — город Лаврентьевск — со всеми вытекающими преимуществами для наукограда, с выделением определенных ресурсов руководству. Руководство «Лаврентьевском» должен осуществлять местный муниципалитет во главе с мэром города, подобно тому, как это происходит в Кольцово. Администрация должна быть полноправным партнером Академии наук, и главной задачей мэра должно быть производство научных знаний, подготовка кадров и создание условий для инновационной деятельности в пределах этого городка.

Ученые должны заниматься организацией науки, проведением семинаров, привлечением на стажировку иностранных ученых, изданием журналов, книг, как и подобает научному центру в области фундаментальной науки на деле, а не на словах. Я уверен, что сейчас, проанализировав количество ученых, которые состоят в редакциях международных журналов, мы удивимся их минимальному участию в этом деле. То же самое можно сказать и о количестве статей и их цитировании. Необходимо предпринять все меры для создания условий жизни в Академгородке, привлекательных для молодых ученых, а для ведущих ученых мира — для временной работы и стажировки, как это происходит во всем мире. Пока паломничество наших специалистов в зарубежные страны стало нормой. Приезд специалистов для серьезной долговременной деятельности в институты Сибирского отделения — редкое событие. Для центра такого масштаба это неправильно, это не соответствует реалиям современной жизни.

Академгородок надо оздоравливать. Надо вспомнить, что ученый в основном должен думать, писать статьи, придумывать формулы, проводить эксперименты, удивляться новым результатам, удивлять этими результатами окружающий мир — тогда пойдут инновации, тогда появится настоящий авторитет, тогда появятся Нобелевские лауреаты.

Сила Академгородка в том, что на маленькой территории сосредоточились институты разных профилей. Наша сила — в свойственном России коллективизме. Есть прекрасный рассказ японского писателя, называемый «Ответ Японии». Действие происходит в далеком будущем, когда развитые страны, испуганные Японией как экономической сверхдержавой, победили ее за счет военных действий. Из японских международных корпораций были изгнаны японцы, и работу продолжали американцы, европейцы, уже раньше работавшие в этих японских корпорациях. Четыре года мир торжествовал. Экономическая зависимость от Японии исчезла, исчезла конкуренция со стороны этих предприятий, но через четыре года случилось нечто необычное. Транснациональные японские корпорации продолжали работать по той системе организации, которая была при японском экономическом господстве. Коллективность стиля работы с соревнованиями и коллективным обсуждением результатов, преданность фирме привели к тому, что эти транснациональные корпорации вытеснили все остальные.

Русский народ — народ корпоративный и коллективный. Жизнь в Академгородке создает особые условия для коллективной и корпоративной деятельности, и оформление Академгородка в виде города науки очень способствовало бы повышению престижа сибирской науки. Это подняло бы настроение и дух тех, кто отдал и стремится отдать жизнь фундаментальной науке. Нужно вернуть Академгородку его главную миссию — создание фундаментальной науки и воспитание людей, способных для работы в ней. В мире таких центров немало, и нужно принять все меры для того, чтобы Академгородок развивался как город науки и образования, а потом уже как город новых технологий.

У Сибирского отделения сейчас множество проблем. Как известно, Академия наук пробует решить свою основную проблему омоложения за счет внутренних ресурсов. Пресловутая зарплатная реформа и новая отраслевая система оплаты труда предполагает увеличение средней зарплаты до 1000 долларов. Нас убеждают, что этого достаточно для омоложения институтов.

Уже сейчас выясняется, что этот проект в значительной степени утопичен. В составе академии более 30 % пенсионеров, в пенсионном возрасте находится более половины докторов наук. Развивать с помощью такой пожилой структуры проблему фундаментальной науки и ждать великих открытий — это нонсенс. Открытия делаются в возрасте до 35 лет (правда, бывают исключения).

Фундаментальной науке необходима мудрость, которая реализуется в виде активной работы академиков, но нужна и активная творческая молодежь, нужны рабочие места и одновременно решение пенсионной проблемы. Как она будет решаться — неясно. Президиум Академии наук как-то ни разу и нигде не ставил этот вопрос. Об этом несколько раз говорил министр науки А. А. Фурсенко. Он предлагает создание специальных фондов при вузах и НИИ с зарабатыванием денег для использования в социальных целях, «апдаументов», но в академических кругах это не обсуждается. Пойдут ли молодые люди работать на оклад в 1000 долларов в Академию наук, абсолютно не ясно. При таком доходе невозможно планировать свое жизненное обустройство. Академик России имеет стипендию в 17 тыс. руб., а работник, приходящий в научно-техническую фирму получает такую сумму с момента поступления. Стать академиком — уже не материальный стимул, как это было раньше. В рыночной экономике в России человек с доходом в 10 000 долларов в год никого не удивляет, тем более молодых людей. В парке новых технологий в городе Новосибирске во многих фирмах зарплата среднего звена сотрудников доходит до 3000 долларов в месяц.

До сих пор велик отток молодых ученых за границу, и не только вследствие личного материального положения, но и потому, что материально-техническое обеспечение эксперимента и другой деятельности в России минимально. В проекте повышения заработной платы предусматривалось повышение ее за счет уменьшения затрат на научное оборудование и материалы. Это приводит к полному абсурду и невозможности проверять новые идеи на быстро создаваемых малых установках.

Академик  Г. Кулипанов на заседании Президиума СО РАН, посвященном обсуждению научных результатов, заявил, что необходимо распределять бюджетные средства, концентрируя усилия на создании меганаучных центров с дорогими приборами и оборудованием за счет бюджетов небольших институтов. Неплохо вспомнить, что славу Институту ядерной физики, кроме встречных пучков, принесли и теоретики: В. Е. Захаров, Б. В. Чириков, А. З. Поташинский, Р. З. Сагдеев, А. А. Галеев и другие. Результаты теоретиков ИЯФ СО РАН в области исследования нелинейных процессов, стохастизации, скэйлинга подтверждены в институтах Теплофизики, Гидродинамики, Механики и др.

Все институты Академгородка уникальны и необходимы стране и науке. Когда химики-органики, геологи, ядерщики, экономисты оценивают деятельность, например, механиков и теплофизиков, они не могут быть объективными, потому что все мы дилетанты в играх на чужом поле.

Необходимо выработать стратегию развития на тридцать лет вперед, сохраняя то, что заложено в основе Городка. Необходимы стабильные научные семинары, стратегия омоложения, развитие инфраструктуры.

Я глубоко убежден в том, что сейчас главное — это развитие университета, организация Национального университета в Академгородке, городе науки. Страна берет курс на создание исследовательских университетов, увеличение финансирования науки в вузах в 2-3 раза уже в 2008 году.

Внимания к развитию университета со стороны Сибирского отделения явно недостаточно. Новосибирск проигрывает соревнование как университетский центр нашим соседям — Томску и Красноярску. Два томских вуза выиграли инновационные проекты. Томский университет получает один из самых больших в стране суперкомпьютеров. В Красноярске создан Национальный университет. Не исключено, что Томск станет основной зоной развития информационных технологий.

Чрезвычайно странно, что по проекту Новосибирский университет загнан на минимальную территорию для своего развития, а технопарк и бизнеспарк помещены на территорию, оптимальную для развития именно университета. Уверен, что этого бы не было, если серьезно с участием общественности обсуждалась бы стратегия развития Академгородка.

Все-таки необходимо помнить замысел М. А. Лаврентьева: в центре — университет, рядом -академические институты и жилье, и на периферии — «зона внедрения», которая теперь называется технопарком или бизнеспарком, как хотите. Однако мне кажется, что поезд далеко еще не ушел. Обсуждение строительства технопарка привело к существенно положительной модернизации его будущего облика. Сибирское отделение и университет могут добиться организации Национального университета. Идеальным было бы, если руководителем университета стал бы один из руководителей Сибирского отделения.

Превращение Академгородка в город «Лаврентьевск» со статусом наукограда также возможно при поддержке руководителей области, мэрии и представителя президента. Пример тому — наукоград Кольцово. Реализация такого проекта, безусловно, дала бы вторую жизнь Академгородку.

стр. 11

в оглавление

Версия для печати  
(постоянный адрес статьи) 

http://www.sbras.ru/HBC/hbc.phtml?16+405+1